ТОП 12 от ДОМЛИТ   13-15.10.2020

Николай Бердяев

фоФОРМУЛА ОТКРЫТОГО И СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНОГО СЕРДЦА

 

Утверждать нужно не право на счастье

для каждого человека, а достоинство каждого

человека, верховную ценность каждого

человека, который не должен быть

превращен в средство. 

 

Самопознание

 

 

ФОРМУЛА ОТКРЫТОГО И СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНОГО СЕРДЦА

ФИЛОСОФЫ  октября

 

1 октября

_____________________________________

2 октября

_____________________________________

октября

_____________________________________

4 октября

_____________________________________

5 октября

_____________________________________

6 октября

_____________________________________

7 октября

__________________________________________

8 октября

_____________________________________

9 октября

_____________________________________

10 октября

__________________________________________

11 октября

_____________________________________

12 октября

Мор Генри философ XVII века

Гильдебранд Дитрих фон - философ XX века.

Исида Байган - философ Японии.

Либрукс Бруно - философ XX века.

_____________________________________

13 октября

Алексей Валерьевич Малинов - доктор философских наук, издатель XX века, преподаватель Санкт-Петербургского политехнического университета.

Энгельс Матвеевич Чудинов - доктор философских наук, преподаватель кафедры философии Московского физико-технического института, философ СССР.

_____________________________________

14 октября

Родоканакис Плотинос - философ Греции, социалист, переводчик Мексики, анархист.

Байргофер Карл Теодор философ Германии, публицист

Арендт Ханна философ XX века, исследователь тоталитаризма

_____________________________________

15 октября

ок. 99 до н. э. — Тит Лукреций Кар (ум. 55 до н. э.), древнеримский поэт и философ.

Капп Эрнст - философ Германии.

Артём Игоревич Кобзев востоковед России, историк философии, преподаватель Московского физико-технического института, синолог, философ

_________________________________________

16 октября

Зульцер Иоанн Георг философ Германии

_____________________________________

17 октября

Бернайс Пауль философ Швейцарии, логик XX века, математик

Аверьянов Виталий Владимирович - философ России, публицист.

Саид Ахмад-хан судья Индии, философ

__________________________________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эрнст Капп (15 октября 1808, Людвигсштадт — 30 января 1896, Дюссельдорф, Германская империя) — немецкий философ и географ, основоположник философии техники. Основной трактат: нем. Grundlinien einer Philosophie der Technik (1877).

Брат Александра и Фридриха Каппов.

Родился в семье государственного служащего. Потеряв обоих родителей в возрасте шести лет из-за эпидемии тифа, был взят на воспитание местным священником, от которого сбежал по причине плохого обращения. Некоторое время жил компаньоном в богатой семье, помогая учиться ребёнку-сверстнику. В 1818 году был принят в гимназию в Вюрцбурге, директором которой был назначен его старший брат Фридрих; в 1820 г. гимназия была закрыта, а Фридрих Капп получил назначение директором гимназии в Хамме, и Эрнст последовал за ним. В 1825—1828 гг. учился на филологическом факультете Боннского университета, где он стал левым гегельянцем. Затем вернулся в Хамм и в 1828—1830 гг. преподавал в гимназии, возглавляемой братом, затем в 1830—1849 гг. старший учитель в гимназии Миндена. Узнав, что его лево-либеральные высказывания могут обернуться для него увольнением, уехал в Техас, где много занимался исследованиями географии региона. После Гражданской войны вернулся в Германию с визитом, однако здоровье его пошатнулось, и врачи рекомендовали Каппу не предпринимать длительное обратное путешествие. Капп вернулся к академическим занятиям.

Основная идея философии техники по Каппу: орудия суть проекция человеческих органов (нем. Organprojektion). Например, железные дороги — это проекция кровообращения, а телеграф — нервной системы.

 

 

ЭРНСТ КАПП, ЛЮДВИГ НУАРЕ, АЛЬФРЕД ЭСПИНАС:
РОЛЬ ОРУДИЯ В РАЗВИТИИ ЧЕЛОВЕКА.

ЧАСТЬ II. ФИЛОСОФИЯ МАШИНЫ

Глава I. Первые орудия

Глава II. Члены тела и единицы мер.

Глава III. Аппараты и инструменты

Глава IV. Внутренняя архитектура костей

Глава V. Паровая машина и железные дороги

Глава VI. Электромагнитный телеграф

ГЛАВА I. ПЕРВЫЕ ОРУДИЯ

Теперь возникает вопрос, каковы были первоначальные орудия и утварь, и каковы они теперь у народов, стоящих на самой низкой ступени культуры. Ответу на этот вопрос мы предпошлем краткое разъяснение некоторых терминов.

Слово «Organon» в греческом языке означало прежде всего член тела, а затем отображение, орудие, в дальнейшем — даже материал, дерево, из которого оно изготавливается. Немецкий язык произвольно чередует, — однако лишь применительно к физиологии, — выражения «орган» и «орудие, то есть не делает различия, например, между органом дыхания и орудием дыхания, между тем как в области механики речь идёт исключительно об орудиях. При более строгом разграничении орган относят к физиологии, а орудие к технике.

Как во внутреннем строении организма его части, обслуживающие питание и сохранение тела, называются органами, так и чувствам, являющимся порогом при восприятии внешних вещей и внешним членам, конечностям, мы даем название органов.

Среди конечностей рука считается органом в преимущественном смысле, благодаря своему тройному назначению. Во-первых, она является природным орудием, затем она служит образцом для механических орудий и, в-третьих, она играет главную роль при изготовлении этих вещественных подражаний, недаром Аристотель называет её «орудием орудий.

Итак, рука — естественное орудие, из деятельности которого возникает искусственное. Во всех возможных формах своих положений и движений она даёт органические прообразы, которые человек бессознательно подражал, создавая свои первые необходимые приспособления.

В своём расчленении — ладонь, большой палец и остальные пальцы — рука, открытая, собранная в горсть, с вытянутыми пальцами, поворачивающаяся, хватающая и сжатая в кулак, одна ли кисть или вместе со всей вытянутой или согнутой до локтя рукою — рука является общей матерью всех так называемых ручных орудий. Лишь при непосредственной помощи первого ручного орудия возможно появление остальных орудий и вообще всякой утвари. Начиная с первых орудий, это понятие расширяется, развиваясь вплоть до орудий специальных профессий, индустриальных машин, военного вооружения, инструментов и аппаратов искусства и науки и обнимает в одном слове «артефакты» всю систему механических приспособлений, где играет роль рука человека — служат ли они для ежедневных нужд или являются предметами украшений и комфорта.

Используя предметы, находящиеся «под рукой», в непосредственной близости, первое орудие является продолжением, подкреплением и усилением телесных органов. Если нижняя часть руки до локтя, вместе со сжатой в кулак кистью или с усиливающим её камнем, служит естественным молотом, то камень с деревянной рукояткой является простейшим искусственным подражанием ей. Рукоятка или ручка есть продолжение руки, камень заменяет кулак 1. Эта основная форма молота, сильно меняющаяся в зависимости от материала и назначения, сохранилась как в молотках кузнецов, так и в рудокопном молоте (Faustel), её можно узнать даже в самом гигантском паровом молоте.

Как и всякое примитивное ручное орудие, молот является органической проекцией или механическим подражанием органической форме, благодаря которой, говоря словами Каспар и, человек по произволу увеличивает силу своей руки, подкреплённую ловкостью кисти. Как тупой наконечник орудия имеет свой прообраз в кулаке, так острие — в ногтях пальцев и в передних зубах. Молоток с острым лезвием служит переходом к топору; вытянутый палец с его острым ногтем в техническом воспроизведении становится сверлом; простой ряд зубов не трудно узнать в пиле, а хватающая рука и двойной ряд зубов выражены в головке клещей и стойке тисков. Молот, топор, нож, резец, бурав, пила, клещи — это примитивные рабочие орудия, древнейшие основатели организованного общества и его культуры.

Каким образом изготовление орудий усовершенствовалось, в зависимости от употребляемого материала: дерева, рога, кости, раковин, камня, бронзы и железа, об этом повествует история изобретений в обычной последовательности деревянного, каменного, бронзового и железного веков. По своей форме, заимствованной у телесного органа, каменный молот то же самое, что и стальной. Для нас неважно здесь соблюдение исторической последовательности, так как мы хотим лишь показать, что человек в первоначальное орудие вложил или проецировал формы своих органов. Следует подчеркнуть внутреннее сродство орудия и органов, проявляющееся скорее в бессознательном обретении, чем в намеренном изобретении, и показать, что человек в орудии всегда лишь воспроизводит самого себя. Так как образцом является орган, способность и сила которого должны быть увеличены, то лишь он и может дать орудию соответствующую себе форму.

Так, из кисти руки и зубов проистекает изобилие искусственно созданных форм. Искривлённый палец становится мотыгой, собранная в горсть рука — чашей; в мече, в копье, в руле, в лопате, в граблях, в плуге, в трезубце можно проследить без большого труда различные направления руки, кисти и пальцев, их приспособления к работам на охоте, рыбной ловле, в саду и в поле. Как грифель есть не что иное, как удлинённый палец, так копье — удлинение руки, силу которой оно увеличивает, вместе с сокращением расстояния приближая к цели, — преимущество, которое ещё умножается в дротике, свободно бросаемом по воздуху.

Рука, завершающаяся кончиком кисти, имеет в своих пальцах, вооружённых ногтями, первоначально напоминавших когти хищников, самое естественное орудие, способное ударять, разрывать и ранить. В соответствии с ней, человек стремится к такому же заострению деревянных и роговых орудий. Берег моря даёт для этой цели части скелетов морских животных, суша — кости населяющей её фауны, и, главным образом, роговой камень или кремень. В то же время этим употребление огня отчасти помогало закаливать, укорачивать, выдалбливать и выглаживать деревянные и роговые части, а также размельчать крупные камни.

Обломок оленьих рогов с зубцом на конце, половина челюсти пещерного медведя могли быть непосредственно использованы для удлинения руки, согнутые пальцы которой не в силах были взрыхлить твёрдую почву. Из такого случайного приспособления могла возникнуть кирка, которая представляет в своей железной части кисть, а в деревянной руку и, по выражению Шлейхера, употреблённому по аналогичному поводу и весьма подходящему здесь, оказывается «своего рода проявлением самого органа».

Примеры, выхваченные нами из необозримого числа их, в достаточной мере докажут, что это элементарное свойство орудия можно узнать и во всех последующих его метаморфозах.

Продукты самой развитой индустрии свидетельствуют о своём происхождении и о своём смысле. Паровая мельница и каменная ручная мельница дикаря являются одинаково приспособлениями для размола. Душою обеих остаётся жернов, и два подходящих друг к другу булыжника — один вогнутый, другой выпуклый — были первым приспособлением для замены размалывающих зерна коренных зубов. Во всех трансформациях водяных, ветряных и паровых мельниц та часть, которая делает их тем, что они есть, именно жернов — остаётся той же самой, хотя бы она, как в железной ручной мельнице, заменялась металлическими кружками.

В тесной связи с происхождением орудия, Лазарь Гейгер развивал тему своего доклада о «Первобытной истории человечества в свете языкознания». В нём он неопровержимо доказал, что корень названия для орудия находится во внутреннем сродстве с первоначальной органической деятельностью, так что слово и обозначаемая им вещь происходят из общего корня. Гейгер придаёт большое значение одному различию, которое может вполне оправдать применение к орудию понятия эволюции, а именно различию между первичными и вторичными орудиями. «Орудие, сточки зрения своего развития, удивительно напоминает естественный орган; подобно ему, оно знает свои превращения, свои дифференциации. Мы совершенно не поняли бы орудия, если бы пытались найти причину его происхождения в его ближайшей цели. Клемм, например, уже указал на то, что бурав произошёл из первобытного орудия добывания огня».

Мы могли бы прибавить к этому следующее: понимание того, что Гейгер назвал развитием орудия, могло бы уясниться от изучения одновременно совершающегося развития органа. Рука первобытного человека, без сомнения, весьма отличалась от руки культурного человека, так как лишь постепенно, под влиянием большей защиты её и упражнения, связанного с употреблением орудий, она приобретала всё большую мягкость и подвижность. Она освободилась от непрерывного, непосредственного соприкосновения с грубой и суровой материей и, с помощью орудия, увеличила свою гибкость, необходимую для изготовления усовершенствованной утвари. Так, в процессе взаимодействия, орудие поддерживало развитие естественного органа, а последний, в свою очередь, достигая более высокой степени ловкости, приводил к усовершенствованию и развитию орудия.

Первый попавшийся камень или сук, в неизменённом виде, как его схватывает лапа обезьяны, остаётся камнем и суком, подобно всем другим камням и сучьям. Но в руке первобытного человека камень и сук являются обетованием орудия, первичной клеткой всего культурного аппарата отдалённого будущего. Уже выбор такого предмета для одной определённой цели приближает его к понятию орудия. Отламывание и отбивание острых углов и выпуклостей в твёрдых предметах, причиняющих боль руке, которая их охватывает и держит, должно считаться первым свободным изменением естественного объекта.

Тем самым, собственно, были открыты широко двери для изготовления первого орудия; ибо камень и сук были эмбрионами орудия. Смотря по выбираемой форме и качествам, сук становится палкой, дубиной, копьем, рулем, луком, рукоятью; камень поддерживает движения ударяющей, режущей, сверлящей, точащей, полирующей кисти и заимствует от неё в своей дальнейшей метаморфозе, насаженный на деревянную или костяную рукоятку, свои первые твёрдые меры и пропорции. Орудие бывает тем сподручнее, чем более воплощаются в нём основные качества творческой руки, её форма и способность движений.

В какой мере зубы и ногти первобытного человека, грозную естественную силу которых ни в коем случае не следует преуменьшать, входят в сферу примитивных орудий в форме клина и резца, на это мы уже указывали выше. Острия, лезвия и наконечники имеют свои прообраз в зубах, с помощью которых первобытный человек с трудом выполнял всё, что впоследствии он был в состоянии выполнять много легче, обладая соответственными орудиями. Относительно преобразования, например, первого молота для весьма различных целей здесь позволительно ограничиться намёками. Мы не можем пускаться в историю орудия, наша задача — подчеркнуть значение их форм для прогресса самосознания.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

gallery/в1
gallery/в1
 
 
октябрь
1  2  3  4  5 
6  7  8  9  10  11  12 
13  14  15 16 17  18  19  20  21  22 23 24  25  26  27  28  29  30  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕНь в философии
читаем философию

 

 

Тит Лукре́ций Кар (лат. Titus Lucretius Carus, часто просто — Лукреций; родился около 99 до н. э., Помпеи, Римская республика — погиб в 55 до н. э., Рим, там же) — римский поэт и философ. Считается одним из ярчайших приверженцев атомистического материализма, последователем учения Эпикура.

На заре зарождения римской философской терминологии Лукреций в своём основном труде, посвящённом претору 58 года до н. э. Гаю Меммию Гемеллу, — философской поэме «О природе вещей» (лат. De rerum natura) — облёк своё учение в стройную поэтическую форму. Следуя теории эпикуреизма, Лукреций Кар постулировал свободу воли человека, отсутствие влияния богов на жизнь людей (не отвергая, однако, само существование богов). Он считал, что целью жизни человека должна быть атараксия, аргументированно отвергал боязнь смерти, саму смерть и потустороннюю жизнь: по его мнению, материя вечна и бесконечна, а после смерти человека его тело обретает иные формы существования.

Для философов-материалистов более позднего времени именно Тит Лукреций Кар является главным пропагандистом и доксографом учения Эпикура. Его философия дала мощнейший толчок развитию материализма в античности и в XVII—XVIII веках. Среди ярких последователей Эпикура и Лукреция — Пьер Гассенди. В 1563 году французский филолог Ламбен издал первое комментированное издание поэмы Лукреция. В 1884 году философ Анри Бергсон перевёл и издал фрагменты поэмы в качестве пособия по курсу риторики и философии.

Тексты и переводы

De rerum natura, 1570

Латинские тексты

В серии «Loeb Classical Library» поэма издана под № 181.

В серии «Collection Budé» поэма издана в 2 книгах.

Русские переводы:

О природе вещей. / Пер. А. Клеванова. — М., 1876. XXII, 191 с.

О природе вещей. / Пер. размером подлинника И. Рачинского. — М.: Скорпион, 1904. XVI, 231 с.

(переиздания 1913 и 1933 годов)

О природе вещей. / Пер. Ф. А. Петровского, вступ. ст. В. Ф. Асмуса. — М.-Л.: Academia, 1936. — 285 с. (неоднократно переиздавался)

Тит Лукреций Кар. О природе вещей. / Пер. Ф. А. Петровского, вступ. ст. Т. В. Васильевой. [С приложением фрагментов сочинения Гераклита, поэм Парменида и Эмпедокла, писем Эпикура]. (Серия «Библиотека античной литературы. Рим»). — М.: Художественная литература, 1983. — 384 с.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Генри Мор (англ. Henry More; 12 октября 1614 года, Грантам, Линкольншир — 1 сентября 1687 года, Кембридж) — английский философ, профессор богословия и философии в Кембридже, представитель кембриджских платоников.

В своем вышедшем в 1674, но оставшемся неоконченным главном философском труде «Enchiridion metaphysicum» он, как сторонник Парацельсовой физики, выступил с системой мистического платонизма, сходного с теософией Гельмонта.

По его учению, вездесущность Бога должна приниматься как пространственная, а бесконечное пространство — как имматериальная субстанция, как всераспространенный в мире природный дух; таким образом, Бог, вытесняемый механическою физикою из мира, как непространственный, снова вводится в него обратно.

Это учение получило значение для истории философии благодаря своему влиянию на Ньютоново определение пространства, как sensorium commune (чувствилище) Божества.

В главе 28 § 7 своего сочинения Мор впервые говорит о четвёртом измерении пространства, предваряя, т. о., новейшую неевклидову геометрию.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дитрих фон Гильдебранд (нем. Dietrich von Hildebrand, 12 октября 1889 - 26 января 1977) — католический философ-феноменолог, полемист, критик современной культуры.

Гильдебранд соединял традиционную для средневекового и посттридентского католицизма схоластическую философию с феноменологическим методом. При этом он решительно выступал против гуссерлевского крайнего феноменализма (восходящего к Канту). Он недвусмысленно оговаривает, что существование внешнего мира несомненно, его познание основано на адекватности объектов и результатов познания, а акт познания не предусматривает создания, конструирования каких-то особых объектов, отличающихся от вещей познаваемого мира; речь может идти только о проникновении в познаваемую вещь (позиция, находящаяся в полном соответствии со схоластической гносеологией, напр., в томистском её варианте). В области онтологии оговаривал уникальный статус Церкви, которая не может быть редуцирована к какой-либо иной социальной реальности. Говоря о соотношении общества и личности безоговорочно выступает в пользу онтологического и этического примата последней. Феноменологический анализ духовной жизни включал и феноменологию святости. Одна из причин кризиса современности - оскудение святости, которая обладает реальной силой преобразования мира.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иоанн Георг Зульцер (нем. Johann Georg Sulzer; 16 октября 1720, Винтертур — 27 февраля 1779, Берлин) — немецкий философ-эстетик.

Был профессором математики в дворянской академии в Берлине. В своём главном труде, пользовавшемся в своё время большим распространением: «Allgemeine Theorie der schönen Künste» (Лпц., 1771—1774, также 1792—1794; с дополнениями Бланкенбурга 1796—1798, Дика и Шютца 1792—1808), Зульцер стремился к эклектическому примирению философии Вольфа с эстетическими воззрениями французских и английских мыслителей.

В 1751 и 1752 Зульцер в статьях, перепечатанных в его Vermischte Schriften (Лпц., 1773—1785) развивал мысль, что тёмные представления души сводятся, главным образом, к ощущениям её собственного состояния, и видел в этих ощущениях нечто среднее между ясными представлениями и желаниями. Этим было положено начало учению о тройственности способностей человеческой души, более подробно развитому Мендельсоном. На русский язык переведены его «Разговоры о красоте естества» (СПб. 1777), «Новая теория удовольствий» (Левитский, изд. главн. правлен. училищ, СПб. 1813), «О полезном с юношеством чтении древних классических писателей мнение» (СПб. 1774), «Сокращение всех наук и других частей учености» (М. 1781), и «Упражнение к возбуждению внимания и размышления» (СПб. 1801).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вита́лий Влади́мирович Аверья́нов (17 октября 1973, Московская область) — российский православный публицист и писатель, философ, директор Института динамического консерватизма. Один из учредителей, заместитель председателя Изборского клуба. Доктор философских наук. Поэт и исполнитель своих песен.

Библиография

Природа русской экспансии. — М.: Лепта-Пресс, 2003. — 3000 экз. — 512 с. ISBN 5-98194-003-4.

Традиция и динамический консерватизм (Издательская серия ИДК). — М.: Центральный издательский дом, 2012. — 696 с. ISBN 978-5-902574-20-0.

Империя и воля: Догнать самих себя (Коллекция Изборского клуба). — М.: Книжный мир, 2014. — 384 с. ISBN 978-5-8041-0701-8.

Стратегия Русской доктрины. Через диктатуру к государству правды. (Серия «Служить России»). — М.: Книжный мир, 2014. — 512 с. ISBN 978-5-8041-0721-6.

Наш дух не сломлен. (Серия «Русское сопротивление»). — М.: Институт русской цивилизации, 2015. — 688 с. ISBN 978-5-4261-0121-0.

Крытый крест. Традиционализм в авангарде. — М.: Книжный мир, 2015. — 608 с. ISBN 978-5-8041-0772-8.

Со своих колоколен. Стихи. Песни. Эпос. — М.: Книжный мир, 2017. — 184 с. ISBN 978-5-9500331-3-1.

Выступил в качестве руководителя и соавтора целого ряда коллективных разработок, в частности:

Русская доктрина (Сергиевский проект) / Под ред. А. Б. Кобякова и В. В. Аверьянова — М., 2005. (Четыре переиздания: в 2005, 2007, 2008 и 2016 гг.)

Преображение России. Декларация Русской доктрины. — М., 2007.

Молодое поколение России: Проект доктрины / Руководитель авторского коллектива В. В. Аверьянов. — М., 2008.

Мы верим в Россию. 133 ответа «Народного собора» на вопросы, наиболее часто задаваемые нашим сторонникам / Под ред. В. Аверьянова и В. Хомякова. — М., 2010.

Калашников М., Аверьянов В., Фурсов А. Новая опричнина, или Модернизация по-русски. — М.: Фолио, 2011. — 448 с. ISBN 978-5-94966-218-2.

На пространствах империи: Традиция, история, культура (Изд. серия ИДК)/ Составители: В. Аверьянов и М. Демурин. — М.: Центральный издательский дом, 2012. ISBN 978-5-902574-12-5.

Кризис России в контексте глобального кризиса (Изд. серия ИДК)/ Составители: В.Аверьянов и М.Калашников. — М.: Центральный издательский дом, 2013. ISBN 978-5-902574-17-0.

Аверьянов В. В., Венедиктов В. Ю., Козлов А. В. Артель и артельный человек / Сост., введение В. В. Аверьянова. — М.: Институт русской цивилизации, 2014. — 688 с. ISBN 978-5-4261-0124-1.

Проханов А., Аверьянов В., Дугин А., Кобяков А., Платонов О. Доктрина Русского мира / Сост. В. В. Аверьянов. («Коллекция Изборского клуба») — М.: Изборский клуб, Книжный мир, 2016. — 640 с. ISBN 978-5-8041-0888-6.

Мы верим в Россию. От Русской доктрины к Изборскому клубу / Автор-составитель В.В. Аверьянов. — М.: Русская цивилизация, 2019. — 1088 с. ISBN 978-5-4261-0187-6

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дени Дидро — биографический очерк

gallery/Lucretius1
gallery/274px-Sulzer_Portrait_ca_1780
gallery/150px-Henry_More
gallery/Аверьянов
gallery/220px-Hildebrand-1
gallery/260px-Ernst_Kapp