ТОП 12 от ДОМЛИТ     22.07. - 26.07.2020

Черниговская Т.В. - Мозг и искусство

ХУДОЖНИКИ июля

1 июля

______________________________________

2 июля

______________________________________

3 июля

______________________________________

4 июля

______________________________________

5 июля  

______________________________________

6 июля  

______________________________________

7 июля

______________________________________

8 июля 

______________________________________

9 июля 

______________________________________

10 июля 

______________________________________

11 июля

______________________________________

12 июля

______________________________________

13 июля

______________________________________

14 июля

______________________________________

15 июля

______________________________________

16 июля

______________________________________

17 июля

______________________________________

18 июля

______________________________________

19 июля

______________________________________

20 июля

Орест Георгиевич Верейский график России, художник Москвы

Курт Зелигман график Швейцарии, художник США

Макс Либерман художник Германии

Джорджо Моранди гравёр XX века, график Италии, художник

Илья Семёнович Остроухов передвижник, художник России XIX века

______________________________________

21 июля 

Давид Давидович Бурлюк куратор русского авангарда, поэт России XX века, художник Башкортостана

Ловис Коринт масон Германии, художник

Эмиль Орлик художник Чехии

Владимир Александрович Серов , художник России XX века

Карлос Швабе график Франции, художник

Альберт Эдельфельт художник Финляндии

Анатолий Борисович Якушин график России, художник

______________________________________

22 июля

Луи-Габриэль-Эжен Изабе художник XIX века

Шарль Леандр художник Франции

Шимон Чехович художник Белоруссии

______________________________________

23 июля 

Юрий Павлович Анненков график русского авангарда, мемуарист зарубежья, художник объединения «Мир искусства»

Франческо Граначчи художник Возрождения

Борис Дмитриевич Григорьев художник объединения «Мир искусства»

Владимир Алексеевич Колесов художник России XIX века

Педер Северин Крёйер художник XIX века

______________________________________

24 июля 

Альфонс Муха художник модерна

 

Владимир Петрович Андреев художник Башкортостана

Николай Фёдорович Бережной художник Украины

Эжен де Блаас художник Венеции

Франсиско Прадилья художник Испании

Иван Фунев скульптор XX века, художник

Стасис Эйдригявичюс график Польши, художник

______________________________________

25 июля

Максфилд Пэрриш художник США

Мерри-Жозеф Блондель художник Франции

Людвиг Детман художник Германии

Джеймс Торнхилл художник XVIII века

Серафима Васильевна Шахрай художник России

Пётр Антонович Яблоновский - художник СССР.

______________________________________

26 июля

Вирджиния Демон-Бретон художник Франции, художница XIX века

Марк Григорьевич Зозуля художник России

Герман фон Каульбах художник Германии

Роберт Абгарович Кондахсазов художник

Иосиф Петрович Курилас график Украины, художник СССР

Джордж Кэтлин путешественник США, художник

Александр Григорьевич Тышлер график России, сценограф XX века, художник

______________________________________

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Искусство помогает понять, как функционирует мозг

Посмотрите на картину «Девушка, бегущая на балкон» итальянского художника Джакомо Балла (Giacomo Balla). Остановитесь на миг возле «Мыса Лейе» Анри Матисса (Henri Matisse) или внимательно рассмотрите один из шедевра Жоржа Сера (Georges Seurat). Затем сосредоточьтесь на технике художника, постарайтесь представить, какими были движения его кисти: с какой силой он надавливал ею на полотно, как именно переносил цвет, в какую сторону накладывал мазки (справа налево, сверху вниз…). Знайте, что после подобных размышлений ваше восприятие картины, ваша эстетическая оценка этому произведению искусства изменятся: скорее всего, оно понравится вам больше.

Именно в этом и заключался последний эксперимент, проведенный в области так называемой «нейроэстетики», дисциплины, которая, как объясняет Франческо Лука Тичини (Francesco Luca Ticini), когнитивный нейробиолог в Манчестерском университете и президент Итальянской ассоциации нейроэстетики «Semir Zeki», занимается изучением нейронных механизмов и структур мозга, которые отвечают за восприятие прекрасного и творческие способности, и, следовательно, пытается объяснить, что же именно происходит в мозге, когда мы любуемся какой-либо картиной, скульптурой или даже смотрим показ мод.

Эксперимент, проведенный Тичини совместно с французскими исследователями и недавно опубликованный в журнале Frontiers in Human Neurosciences, был необходим именно для того, чтобы дать ответ на следующий вопрос: поскольку создание того или иного произведения искусства требует двигательной активности (подумайте о музыканте, играющем на каком-либо инструменте, или о художнике, пишущем картину), насколько тот факт, нравится нам это произведение или нет, зависит от движений, которые выполняет мастер во время его сотворения?

Исходное предположение делает отсылку к знаменитым зеркальным нейронам, которые становятся активными, когда человек выполняет какое-либо действие или когда он наблюдает за тем, как это же самое действие выполняет кто-то другой.  Как если бы мы, глядя на «Звездную ночь» Ван Гога, попытались мысленно повторить движения руки художника, чтобы  у нас получились такие же широкие мазки, ставшие отличительной чертой этой картины. 

Так Тичини и его коллеги обратились к нескольким добровольцам с просьбой рассмотреть 90 картин, предварительно показав им изображения, которые бы стимулировали в их сознании непроизвольное воспроизведение моторики авторов произведений именно благодаря работе зеркальных нейронов. Такая имитация могла совпадать или не совпадать с движениями художников. Затем исследователи попросили добровольцев оценить картины с эстетической точки зрения. «Мы заметили, что когда предшествующее картине изображение соответствовало мазкам на ней, произведение получало значительно более высокую оценку», — продолжает Тичини. В общем, картина нравилась людям гораздо больше, если до того, как ее увидеть, они наблюдали некую симуляцию движений художника, которые он совершал во время написания этой картины.

Для чего нужно об этом знать? Например, это может подсказать нам — оставим пока в стороне такие факторы, как образование, исторический контекст, природа художественного вдохновения — что, когда мозг присваивает определенную эстетическую ценность какому-либо произведению искусства, он задействует особые механизмы, которые еще недостаточно изучены, — к примеру, активизацию двигательных зон. Но это еще не все: важная отрасль будущих исследований, развитию которой положили начало результаты проведенного эксперимента, будет связана с нейронными механизмами, нарушение которых становится причиной различных расстройств, например, аутизма с характерным для него дефицитом социального взаимодействия и общения.

Сюда же можно отнести и нейродегенеративные заболевания, пишет американский невролог Анджан Чаттерджи (Anjan Chatterjee) в одной из статей журнала Trends in Cognitive Sciences. Чаттерджи занимался изучением произведений американского художника и скульптора голландского происхождения Виллема де Кунинга (Willem de Kooning), представителя абстрактного экспрессионизма, который последние годы своей жизни страдал болезнью Альцгеймера. Как изменились его творения после того, как был поврежден головной мозг? Каким образом заболевания мозга влияют на человеческое восприятие мира и его художественное изображение? «Стиль художника до болезни разительно отличается от его стиля после, их сопоставление может помочь нам понять, что именно случилось с мозгом и какое влияние это оказало на метод работы мастера», — объясняет Чаттерджи. Другие важные данные мы имеем благодаря изучению творений Ловиса Коринта (Lovis Corinth), немецкого живописца, который в 1911 году перенес инсульт, повредивший правое полушарие мозга. «Повреждения правого полушария мозга, — продолжает Чаттерджи — могут исказить процесс обработки информации, касающейся противоположной половины тела».

Именно поэтому на своих полотнах Коринт часто пропускал детали левой стороны объектов или лиц, которые изображал. Повреждения такого типа могут также повлечь за собой и другие «художественные» последствия, препятствуя правильному восприятию пространства: после похожего инсульта американской художнице Лорин Хьюз (Lorin Hughes) стало трудно переносить пространственные отношения на холст, поэтому ей пришлось отойти от привычного ей реализма и освоить более абстрактный стиль. Повреждения же левого полушария, по словам невролога, напротив, могут повлиять на восприятие цветов и даже содержание произведений: например, болгарский художник Златю Бояджиев (Zlatio Boiadjiev), известный своей любовью к коричневым тонам и реализму, перешел на более живой, богатый и яркий стиль, изображающий абстрактные или даже фантастические предметы, после того, как было повреждено именно левое полушарие его мозга.

Во многом помогают исследователям в их изучении эстетического восприятия технологии формирования изображений: функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) или транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС). Первая позволяет определить активацию корковых и подкорковых структур головного мозга, это нужно для того, чтобы обозначить нейронную основу эстетического восприятия, тогда как вторая стимулирует мозг при помощи коротких магнитных импульсов.

Такой подход, как объясняют исследователи, очень полезен, например, для изучения механизма работы зеркальных нейронов, а ведь именно это было целью эксперимента, проведенного группой английских ученых. К ТМС же, продолжает Тичини, обратились также для того, чтобы выяснить, как стимуляция моторики связана с ощущениями удовольствия во время прослушивания (хорошей) музыки.

Но здесь нужно быть внимательными: не стоит думать, что нейроэстетика нужна для лучшей интерпретации искусства с помощью неврологии. Цель проведенных до настоящего момента исследований заключалась вовсе не в том, чтобы установить эстетическое значение или ценность того или иного шедевра. Как объясняют сами неврологи, смысл всех экспериментов сводился к тому, чтобы с помощью изучения произведений искусства и при сотрудничестве с мастерами понять, как функционирует человеческий мозг. Группа итальянских исследователей, например, активно сотрудничает с художниками, музыкантами, балеринами и хореографами, в числе которых Луиза Вагнер (Louise Wagner), приходящаяся родственницей Рихарду Вагнеру (Richard Wagner) и Ференцу Листу (Franz Liszt). Благодаря своему опыту, деятели искусства направляют неврологов в правильную сторону. «Вместе с Эмили Кросс (Emily Cross), балериной и по совместительству неврологом в Бангорском университете, мы работали с танцовщицами Лейпцигского оперного театра для того, чтобы установить связь между физическим опытом и эстетическим восприятием танца», — добавляет Тичини.

Франко-британская группа ученых — далеко не единственная, отводящая значительную роль искусству в своих исследованиях функционирования человеческого мозга. Не стоит думать, что изобразительное искусство — это единственный вид искусства, вокруг которого ставятся эксперименты. Литература и поэзия также могут очень помочь ученым. Пример тому — эксперимент, проведенный в залах Фонда Бевилакуа-Ла-Маза в Венеции: в честь празднования 80-летия Бена Паттерсона (Ben Patterson), одного из создателей арт-движения Флуксус, там был организован достаточно провокационный хэппенинг, в котором воедино слились неврология, музыка и экспериментальная поэзия.

Доктор  Бен (Паттерсон) в своем «Медицинском шоу» предлагает чудодейственное лечение тем, кто не может понять и по достоинству оценить современное искусство. Таким образом, после того, как всем желающим объяснили, на чем строится неврология и каким образом различные зоны мозга взаимодействуют друг с другом, прежде чем дать определенную эстетическую оценку тому или иному произведению искусства, их мозг просканировали, чтобы выявить те самые проблемные зоны и связи между ними, которые не позволяют людям в полной мере насладиться современным искусством. Лечение заключается в том, чтобы пить воду из родника Вандельхалле музея Висбадена, города, в котором зародилось арт-движение Флуксус.

В Катанийском университете был организован Трансдисциплинарный диалог на тему неврологии. На нем был замечен сам Семир Зеки (Semir Zeki), профессор нейробиологии Университетского колледжа в Лондоне, именно он ввел в употребление термин «нейроэстетика» в конце 90-х годов, а также был первым ученым, который начал изучать принципы функционирования нейронов в контексте эстетического восприятия. «Смысл этой встречи заключался в том, чтобы посмотреть, как гуманитарные науки могут помочь нейроэстетике», — объясняет организатор съезда Грация Пульвиренти (Grazia Pulvirenti). Существует предположение о том, что литература, также являющаяся одним из видов искусства, тоже может оказаться полезной ученым в их исследованиях мозга: многие тексты, по словам Пульвиренти, включают в себя описания потоков сознания, которые могут несколько прояснить механизм работы нейронов. И может быть, приоткрыть завесу тайны, сложившейся вокруг творческого процесса.осмотрите на картину «Девушка, бегущая на балкон» итальянского художника Джакомо Балла (Giacomo Balla). Остановитесь на миг возле «Мыса Лейе» Анри Матисса (Henri Matisse) или внимательно рассмотрите один из шедевра Жоржа Сера (Georges Seurat). Затем сосредоточьтесь на технике художника, постарайтесь представить, какими были движения его кисти: с какой силой он надавливал ею на полотно, как именно переносил цвет, в какую сторону накладывал мазки (справа налево, сверху вниз…). Знайте, что после подобных размышлений ваше восприятие картины, ваша эстетическая оценка этому произведению искусства изменятся: скорее всего, оно понравится вам больше.

Именно в этом и заключался последний эксперимент, проведенный в области так называемой «нейроэстетики», дисциплины, которая, как объясняет Франческо Лука Тичини (Francesco Luca Ticini), когнитивный нейробиолог в Манчестерском университете и президент Итальянской ассоциации нейроэстетики «Semir Zeki», занимается изучением нейронных механизмов и структур мозга, которые отвечают за восприятие прекрасного и творческие способности, и, следовательно, пытается объяснить, что же именно происходит в мозге, когда мы любуемся какой-либо картиной, скульптурой или даже смотрим показ мод.

Эксперимент, проведенный Тичини совместно с французскими исследователями и недавно опубликованный в журнале Frontiers in Human Neurosciences, был необходим именно для того, чтобы дать ответ на следующий вопрос: поскольку создание того или иного произведения искусства требует двигательной активности (подумайте о музыканте, играющем на каком-либо инструменте, или о художнике, пишущем картину), насколько тот факт, нравится нам это произведение или нет, зависит от движений, которые выполняет мастер во время его сотворения?

Исходное предположение делает отсылку к знаменитым зеркальным нейронам, которые становятся активными, когда человек выполняет какое-либо действие или когда он наблюдает за тем, как это же самое действие выполняет кто-то другой.  Как если бы мы, глядя на «Звездную ночь» Ван Гога, попытались мысленно повторить движения руки художника, чтобы  у нас получились такие же широкие мазки, ставшие отличительной чертой этой картины. 

Так Тичини и его коллеги обратились к нескольким добровольцам с просьбой рассмотреть 90 картин, предварительно показав им изображения, которые бы стимулировали в их сознании непроизвольное воспроизведение моторики авторов произведений именно благодаря работе зеркальных нейронов. Такая имитация могла совпадать или не совпадать с движениями художников. Затем исследователи попросили добровольцев оценить картины с эстетической точки зрения. «Мы заметили, что когда предшествующее картине изображение соответствовало мазкам на ней, произведение получало значительно более высокую оценку», — продолжает Тичини. В общем, картина нравилась людям гораздо больше, если до того, как ее увидеть, они наблюдали некую симуляцию движений художника, которые он совершал во время написания этой картины.                       ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗДЕСЬ

gallery/в1
gallery/в1
 
 
ИЮЛЬ
1  2  3  4  5 
6  7  8  9  10  11 12
13  14  15 16 17  18  19  20  21  22  23 24  25  26  27  28  29  30  31

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЕНь в Живописи
СЕГОДНЯ РОДИЛИСЬ
gallery/1551499982_8106
СЧИТАЕМ живопись

Скрытые символы в картинах мастеров эпохи Возрождения

Сотворение Адама

Традиционно считается, что его Сотворение Адама создано по библейскому эпизоду, в котором Бог вдыхает жизнь в Адама. Но человеческий мозг, хитро спрятанный на картине, дополняет интерпретацию его работы.
Мозг скрыт в образе Бога и оставался незамеченным до 1990 года, когда американский врач Фрэнк Мешбергер описал свое видение в Журнале Американской медицинской ассоциации. Он увидел великолепную иллюстрацию анатомии мозга.

При ближайшем рассмотрении можно увидеть сильвинскую трещину, которая отделяет лобную долю мозга как от теменной, так и от височной доли.
Разные области мозга представлены потусторонними божественными фигурами, окружающими Бога.

gallery/451471cea508b9948092c127f60a342f

Нейроискусство: зачем создают картины из нейронов мозга

Искусство и наука редко пересекаются. Когда это происходит и прикладное исследование, понятное лишь специалистам, обогащается визуальными образами, наука получает больше внимания обывателей. Сравните сами: исследования мозга по всему миру ведутся каждый день, но графики, диаграммы и рентгеновские снимки не вызывают у нас сильные эмоции. Однако, как только появляются красочные рисунки, иллюстрирующие воздействие на мозг, новость получает большой отклик. Вне контекста научных открытий нам просто нравится смотреть на работу внутренних органов, особенно интересно следить за функционированием полушарий, отвечающих за мышление.

Картография мозга

Коннектом мозга мыши

Ученые из Allen Institute for Brain Science в Сиэтле создали карту, которая детально отображает взаимосвязи между клетками мозга мыши. До создания такого рода картин не додумался бы ни один художник — исследователи вводили флуоресцентный вирус зеленого цвета в определенную зону мозга живой мыши. Вирус заражал нейроны вблизи места инъекции, и через три недели распространялся по всему мозгу. В результате карта взаимосвязей, происходящих в одной из областей мозга, отображалась в виде зеленой флуоресцентной сетки зараженных нейронов.Даже «обычные» карты мозга впечатляют. Ученые из Университета штата Калифорния в Беркли разработали интерактивную карту, которая показывает, где хранятся значения определенных слов, а также как связаны слова и их значения.

Самую крупную в мире трехмерную карту нейронных сетей коры головного мозга опубликовали нейробиологи из Института Аллена, Гарвардской медицинской школы и NERF (исследовательского проекта в сфере нейроэлектроники). Разработка карты заняла более десяти лет: исследователи проанализировали колоссальные массивы данных по мозговой активности, и это позволило установить взаимосвязь между структурой и функциями мозга.

Чтобы создать карту мозга мыши, на экран перед их глазами выводили горизонтальные и вертикальные линии — нейроны реагировали на эти визуальные сигналы. Затем были сделаны ультратонкие срезы мозга. Это позволило получить многочисленные изображения нейронов и синапсов, которые были использованы в создании 3D-модели.

Мозг как самая главная загадка

До сих пор не существует полной карты человеческого мозга. Есть несколько подходов к решению этой задачи. Один из способов заключается в расшифровке пути, по которым электрические сигналы путешествуют между нейронами, когда мозг выполняет определенные функции. Проблема в том, что каждый ломтик толщиной пятьдесят миллиардных долей метра приходится тщательно фотографировать с помощью электронного микроскопа, а затем программно пытаться восстановить связи между нейронами поштучно.

Процесс занимает очень много времени, но есть способы ускорить его. Например, можно использовать различные краски, позволяющие помечать цветом разные нейроны и связи, чтобы их было лучше видно. В проекте EyeWire любому пользователю в формате игры предлагают раскрасить нейронные связи на картинке с реальными нейронами сетчатки глаза, снятые электронным микроскопом. Вот так наука добивается прогресса через геймификацию.

Холст и краски нейронных связейВыпускник факультета нейробиологии университета Пенсильвании Грег Данн убрал из уравнения научный поиск и сконцентрировался на визуальной составляющей. Он начал рисовать нейроны в стиле японской акварельной живописи суми-э (это вид монохромной живописи, в которой традиционно присутствуют только два цвета).

Столбчатая структура коры головного мозга. Золото, чернила, проявитель, слюда на алюминиевой панели

Данн сначала изучает реальное изображение нейронов, затем переносит основные очертания на бумагу и начинает создавать картину. Чтобы точнее передать особенности структур нейронных связей, художник использует напыление чернил на неабсорбирующую бумагу. При этом он больше импровизирует, а не срисовывает реальное изображение — добиться такой же витиеватой структуры крайне сложно, если просто копировать исходное изображение.

Корзинчатые и пирамидальные нейроны (у которых вверх ведет большой апикальный дендрит, есть один аксон, идущий вниз, и множество базальных дендритов) в двигательной коре головного мозга. Чернила на 22-каратном золоте

Если подуть на каплю чернил, узоры ее растекания по поверхности будут случайными, зависящими от воздушных завихрений, формы бумаги, микроскопических препятствий — ветвления на рисунках получаются такими же, как реальные ветвления нервных клеток.

Схема коры больших полушарий. Гравюра золотом на стали

В этой работе Данн перенес изображение на металл с помощью метода фотолитографии. Гравюру покрыли сусальным золотом. Техника позволяет вытравить копии клеточных микроструктур в тончайших золотых пластинах, каждая из которых отражает свет под определенным углом.В основу этих работ легла техника нейровизуализации брэйнбоу (brain — мозг, rainbow — радуга), в которой используют флюоресцентные белки для окраски связанных друг с другом нейронов. На рисунках показана вариация брэйнбоу-окраски гиппокампа (ключевой структуры взрослого нейрогенеза) в четырех цветах.
Если взглянуть на гиппокам в различных научных работах, то можно сравнить уровни визуализации объектов. Здесь гиппокамп (слева) и целый мозг мыши (справа), окрашенные целиком. На изображении гиппокампа делящиеся клетки обозначены красным. Розовый — обонятельная луковица, фиолетовый — субвентрикулярная зона и ростральный миграционный путь, оранжевый — гиппокамп, желтый — поверхность мозжечка.

Большая часть работ Данна посвящена нейронам, однако он уделяет внимание и другим клеткам. На рисунке выше вы видите изображение спинного мозга.

Мозжечок. Золото, краски, эмаль на алюминизированной панели

В картинах используется не только золото, но и прозрачные краски, лаки, герметики, специальные вспениватели, металлические порошки, химически активные ингредиенты.

Сикстинская капелла, фреска Микеланджело

Идея состоит в том, что эти два изображения показывают, как Микеланджело изображает мозг.
Одежда, которую носит Бог, также имеет странный свиток в форме человеческого спинного мозга .

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Картина маэстро Сальвадора Дали «Рынок рабов с исчезающим бюстом Вольтера» взята на вооружение специалистами Университета Глазго, которые пытаются понять, как наш мозг обрабатывает визуальную информацию.

Известно, что работы Дали играют с нашими умами. Поэтому исследователи провели эксперимент, в ходе которого изучали активность мозга участников, рассматривавших «Рынок рабов с исчезающим бюстом Вальтера», передает IflScience. Более подробно с результатами можно ознакомиться на Scientific Reports.

Картина, написанная в 1940 году, представляет собой оптическую иллюзию, в которой лицо французского философа Вольтера проявляется из очертаний фигур двух монахинь. Два изображения по отдельности можно увидеть после долгого разглядывания картины, но обычно одно появляется раньше другого.

Как и ожидалось, ученые заметили, что правое полушарие мозга обрабатывает левую часть изображения, а левое — правую. Но в течение доли секунды два полушария начинают взаимодействовать и собирают картину воедино.

«Мы очень рано, примерно через 100 миллисекунд обработки сигнала, обнаружили, что мозг обрабатывает отдельные черты: левый глаз, правый глаз, угол носа. Через 200 миллисекунд оказалось, что мозг передает сигналы между двумя полушариями, чтобы построить полноценную картину», — рассказал профессор Филипп Скинс.

Точного представления о механизме обработки изображений мозгом пока не удалось составить. Исследователи все еще только приближаются к разгадке механизма, который диктует нам восприятие образов.

Тем не менее, команда стремится продолжить свои исследования. В частности, результаты помогут наделить роботов видением, чтобы они воспринимали мир так же, как их создатели.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

gallery/1551499983_6544
gallery/Живопись_Джакомо-Балла_Девушка-выбегающая-на-балкон
gallery/neiroiskusstvo-zachem-sozdayut-kartiny-iz-neironov-mozga-12
gallery/neiroiskusstvo-zachem-sozdayut-kartiny-iz-neironov-mozga-7
gallery/neiroiskusstvo-zachem-sozdayut-kartiny-iz-neironov-mozga-14
gallery/neiroiskusstvo-zachem-sozdayut-kartiny-iz-neironov-mozga-13

Столбчатая структура коры головного мозга. Золото, чернила, проявитель, слюда на алюминиевой панели
 

Изображение спинного мозга.

На этой картине изображена растущая кора головного мозга человека (на 15-й неделе беременности)

Мозжечок. Золото, краски, эмаль на алюминизированной панели

gallery/1551499982_8106
gallery/4X1u

Картина Эрика Йохансана «Архитект»

Как философия подготовила появление нейроэстетики

Зачем человеку вообще думать о прекрасном? Помогает ли это выжить? Как без этого обходятся остальные виды животных? Ответ пытались найти философы, эволюционисты и антропологи. Согласно одной из гипотез (она и многие другие описаны в книге «The Biological Origins of Art»), наш вид потому и смог выжить и вытеснить неандертальцев, что был более восприимчив к эстетике и творению вообще.

Мозг современного человека 

заточен под то, чтобы творить, а потом анализировать полученное. Подтверждение этому — хотя бы существование мифов и сказаний. По большей части в них вроде бы нет практической ценности, но при этом тех, кто может придумать и занимательно изложить сказочный сюжет, ценили и будут ценить. Оказывается, умение создавать истории весьма полезно в практическом плане. Можно не разыгрывать проблемную ситуацию на месте, а мысленно смоделировать её, сохранив себе жизнь и спокойствие. Создание картин — это тоже моделирование ситуаций, только невербальное.

Научный подход к прекрасному начали применять в 1990-х годах. Известные исследователи зрительного восприятия, Семир Зеки и Вилейанур Рамачандран, предположили, что сознание разделяет художественные образы так же, как зрительный анализатор «разделяет» изображения объектов, поступающих на сетчатку глаза, по свойствам: яркости, цвету, скорости и направлению их движений.

В то же время японский исследователь поведения животных Сигэру Ватанабэ провёл одно из самых известных исследований, которое, пожалуй, можно причислить к протонейроэстетике. Ватанабэ вместе с коллегами доказал, что голуби способны отличать творения Пикассо от картин Моне, за что был номинирован на Шнобелевскую премию по психологии в 1995 году. Семь лет спустя появилось понятие «нейроэстетика»: её определили как изучение нейронных основ создания и созерцания произведений искусства.

Те самые большие полушария, чей размер так отличает нас от других млекопитающих, развились во многом благодаря обонянию. Большинство зверей полагаются в первую очередь на него, а вот видят плохо, да и цветов различают не очень много. А вот приматы (и люди среди них) с обоняния в основном переключились на зрение. Логично предположить, что и красоту мы воспринимаем в основном через него. Поэтому основная часть работ по нейроэстетике посвящена визуальной оценке прекрасного. Сейчас из отдельных исследований постепенно выстраивается примерная картина, как именно это происходит. Тем не менее наши нейроэстетические знания ещё долго не будут полными.

Как мозг реагирует на величественные пейзажи

Выяснить, почему вкусы отличаются так сильно, что о них лучше не спорить, пока не удалось. Однако общие закономерности потихоньку изучают. Например, в 2014 году Семир Зеки и его коллега Томохиро Исидзу выяснили с помощью фМРТ, что мозг по-разному воспринимает просто красивые картины и величественные пейзажи. 21 добровольцу показывали фотографии красот природы, которые сначала надо было оценить по шкале возвышенности, присвоив каждой картинке оценку от 1 до 5. Потом тем же людям предъявляли 5 изображений — от самого возвышенного (средняя оценка 5) до самого обыденного (средняя оценка 1).

Оказалось, что в ответ на величественные пейзажи активируются совсем другие области коры мозга, нежели когда человек разглядывает красивые, но не вызывающие благоговения виды природы. Просмотр возвышенных картин заметно активирует нижнюю височную кору, гиппокамп, мозжечок и головку хвостатого ядра. Эти части мозга отвечают за такие умственные процессы, как память, ненависть и удовольствие. Если испытуемый смотрит на эстетичный, но не вызывающий благоговения пейзаж, у него активируются другие области, например, медиальная орбитофронтальная кора и тело хвостатого ядра. Конечно, сложно дать определение понятию «возвышенный». Однако, по всей видимости, мозг каким-то образом справляется с этой задачей.

Какие картины успокаивают людей

Помимо благоговения, возникающего от картин с возвышенным содержанием, наблюдатель может испытывать и другие чувства. Одно из них — спокойствие. Успокаивающим эффектом однозначно обладают пейзажи в традиционной китайской технике. Специалисты по нейроэстетике выяснили, как такие картины влияют на способность наблюдателя расслабиться и оставаться в таком состоянии, и какие объекты живописи лучше помогают человеку отбросить все тревоги: китайские пейзажи или реалистичные европейские картины. После предварительного просмотра пейзажей испытуемых помещали в МРТ-сканер, где изучали активность участков мозга в момент любования картиной. Испытуемых, посмотревших на каждый пример, просили оценить верность утверждений: